Tags: Обеденный диспут

бобр

К вопросу о национал-шовинизме

       Лето 1970-го. Чита, день, ресторан «Ингода» при офицерской гостинице. Полупустой зал, потому  что обеденное время давно окончилось, а ужинное еще и не думало начинаться, как говаривал Винни Пух.

       Нас двое за столом – я, молоденький совсем еще лейтенантик в необмятых золотых погонах на парадном кителе и средних лет мужчина лет от 40 до 50, бурят, но бурят, если можно так сказать, нетипичный. Нетипичен своей абсолютной цивильностью: отличный модный костюм, совершенно чистая речь, очки в тонкой позолоченной оправе. Быстро выяснилось: кандидат наук (что в Бурятии редкость), доцент, зав. кафедрой Читинского Государственного Университета. Довольно убедительно говорит о знАчимости  высшего образования для выпускников бурятских школ и для развития Бурятии.

       Меня понесло! Я высказал ему лично и всему этому Университету общепринятое утверждение о том, что в нем процветает махровый бурятский национал-шовинизм, что в этот университет практически закрыт путь нашим, русским ребятам – выпускникам школ, что туда без разбора принимают полуграмотную бурятскую молодежь, с трудом говорящую по-русски и имеющие весьма отдаленные понятия о науках, на которых им  предстоит учиться. В итоге эти выучившиеся выпускаются непонятного качества дипломированными специалистами, в основном – педагогами и врачами.

       Надо отдать должное его уравновешенности и выдержке. Выслушал все мои аргументы молча, не перебивая, с чуть-иронической (азиатской?) улыбкой. Не спеша закурил, давая время поостыть моему пылу. И только потом привел свои контраргументы.

       - Полуграмотными полуспециалистами? Я Вас правильно понял? Не буду оспаривать. Приходят на вступительные экзамены выпускники провинциальных школ. Не все отличники. По-бурятски говорят намного свободнее, чем по-русски. Поступают – даже если сдали экзамены слабее городских абитуриентов. Учатся. Сдают выпускные экзамены, защищают дипломы. Распределяются.

       И вот с этого момента прошу слушать меня повдумчивее. Распределен молодой специалист. Бурят, как Вы изволили себе акцентировать. Распределяется в какое-нибудь маленькое селение с населением в несколько сотен или даже в несколько десятков жителей, которое не всегда можно и на карте найти. Едет туда, получает работу, маленький домик с печкой и с удобствами на улице и живет там всю жизнь, среди таких же, как он, простых людей. Лечит их или учит их детей. Грамотный, умный,  всеми уважаемый в поселке человек!

       А можете ли Вы представить на его месте городского русского парня? Да он же и года без асфальта не проживет! И через год всеми правдами и неправдами такой специалист окажется в городе, а отдаленный бурятский поселок останется без учителя или без врача.

       Так где же Вы узрели шовинизм? Мы именно и заботимся о будущих специалистах – о тех, которые будут жить и работать в любой точке НАШЕЙ республики, станут желанными и уважаемыми гражданами в любом нашем поселке.  Мы заботимся о населении и о будущем нашей Республики.     

       Я был бит со всех сторон. Не было возражений против такой убедительной логики.